Латвийские новости -> За кулисами американского визита



Высокая дипломатия пролегает через этикет и желудок.

Зарубежные визиты первых лиц освещаются, как правило, с точки зрения их результата. И без того официальные новости выполаскиваются до совсем уже дипломатической белизны: это подписали, об этом договорились, эти выразили поддержку, а те указали на недочеты. Между тем кухня большой политики остается скрытой от посторонних глаз. Во время визита президента Латвии в США корреспонденту Телеграфа довелось побывать в дипломатических кулуарах и посмотреть на жизнь политических лидеров изнутри.

Между Ростроповичем и Квасьневским.

Я сижу в фойе вашингтонского отеля Jefferson, что в начале 16-й улицы. Гостиница из самых центральных в городе, рядом - всемирно признанный рай многочисленных магазинчиков и ресторанов. Рукой подать до Белого дома - стратегической цели президента в американской столице. Говорят, в этом отеле президент останавливается всякий раз, когда бывает в Вашингтоне. Как и многие другие известные личности. Какие именно, гостиничный персонал не признается. "Бросьте, сделаю вам рекламу", - не отстаю я. "Потому у нас и останавливаются, что никакой рекламы нет", - не сдается учтивый менеджер. В общем, больше "вроде Ростропович" и "возможно, Квасьневский" узнать не удается. Раздается звук полицейской сирены, возвещающей о прибытии VIP-персоны. Гостиничная администрация выстраивается в шеренгу. Та же картина повторяется в любом другом городе и отеле, что, видимо, и зовется гостеприимством.

Галопом по городам.

Утро в Америке даже для президента начинается рано - в 8 утра уже нужно стоять в фойе, в 8.15 машины трогаются. Обозначенное в скобках под каждым мероприятием "если время позволяет, можно заехать в отель", так в скобках и остается - время почти никогда не позволяет. Назвать график Вайры Вике-Фрейберги напряженным можно, только если намеренно отказаться от превосходных степеней. Расписание изложено на многих листах, потому что дано в расшифровке по минутам: 12.25 - президент заходит и садится на свое место, 12.28 - ее представляют, 12.30 - начинается выступление. "Может, сдвинуть речь на десять минут, так она хоть бутерброд съесть успеет", - колдуют над графиком одного из ланчей организаторы. Решают не сдвигать, иначе волной собьются все остальные встречи. Президент такой график переносит стойко: так что когда вдруг оказывается, что есть целых полтора часа на то, чтобы перевести дух, показывать радость не стесняются только остальные члены делегации. Заканчивать день во время визитов, как правило, стараются не слишком поздно - часов в девять-десять вечера, когда в Риге уже начинается день.

Как денди рижская.

Не понимаю, как это получалось, но Вике-Фрейберга в течение всего времени визита выглядела отдохнувшей. Безупречная укладка и свежий макияж - забота неотступно следовавшего за президентом стилиста Байбы. Причем за считанные минуты в круговороте приемов и встреч. Президентский гардероб был подобран с расчетом на все ту же мобильность: чтоб в одном и том же костюме можно было и речь прочитать, и коктейль выпить. Один наряд - на целый день. Так что впечатление модницы, которое Вике-Фрейберга производила, далось ей скромными усилиями. Заслуга модельеров Ateliers и некоторых зарубежных фирм, одежду от которых президент купила в предыдущие поездки, когда график был попросторней. Времени на покупки в этот раз не нашлось. Переодеться в толстый шерстяной свитер уместно стало только в столице зимних видов спорта.

Что желаете на ужин?

В американском высшем обществе заведено подавать европейскую кухню: коллекционные французские вина и много зелени. Выяснилось, что Вике-Фрейберга за все время ее прибывания так и не отведала исконной американской еды - гамбургера и колы. Традиционной едой президента угощали, пожалуй, только в Техасе - приготовленными на южный манер чипсами с острыми приправами под текильную Маргариту. Что касается меню к многочисленным приемам и ужинам, то тут организаторы предусмотрительно за несколько дней выведывали у посольских людей, есть ли что-нибудь из еды, чего президент на дух не переносит. Чтоб не случился какой казус, на случай, к примеру, если гостья - убежденная вегетарианка. Высокая дипломатия тоже пролегает через желудок. Президент оказалась убежденной невегетарианкой. Это, кстати, ей очень пригодилось в Техасе, называемом "страной стейков".

Ужины с президентом - большей частью частные, куда кроме Вике-Фрейберги звались только супруг и пара особ наиболее приближенных - выстраивались так, чтобы за полтора-два часа, которые пройдут от аперитива до сладкого и коньяка у камина, успеть обсудить нестабильность в мире. Компания к президентскому ужину подбиралась с той же тщательностью, что и меню, по принципу: полезный человек и приятный собеседник. В итоге за одним столом с ней в разные дни оказывались сенаторы, конгрессмены, американские общественники, ведущие журналисты. Понятное дело: за ужином понравиться друг другу проще.

Каждый прием или ужин обходился примерно в две с половиной тысячи долларов. Платили те, кого президент искренне, но и не без политического расчета, называла "большими друзьями Латвии": техасские предприниматели, общественный Американо-балтийский фонд, американские сенаторы.

Борт номер один "А что это так много охраны у трапа?" - спрашивает меня мой попутчик в самолете на пути из Вашингтона в Хьюстон. "Так президент с нами летит", - отвечаю. "Вон та рыжая леди?!" - указывает он на показавшуюся из-за занавесочки Вике-Фрейбергу и начинает будить свою жену с сенсационной новостью. Еще бы, президент страны, а летит в том же самолете, что и он, трудолюбивый фермер из штата Мэриленд. Жена, впрочем, посмотреть на президента не успевает: проход в бизнес-класс, в котором путешествует первая леди, аккуратно зашторивают. Остальная делегация летит экономическим классом. Через три часа самолет уже опускается на юге, в Техасе. Президентская шуба выглядит достаточно экзотической в штате, где средняя температура в феврале не опускается ниже 10 градусов тепла.

Смелость штаты берет.

Везде, куда президент ни пошла бы, на пару минут ее опережали четверо широкоплечих ребят с проводками в ушах. Секьюрити. Так называемая Secret Service, или, говоря короче, SS, которую в США приставляют к любому находящемуся с визитом заграничному государственному деятелю калибром не мельче премьера. Безопасное гостеприимство Вайре Вике-Фрейберге было оказано даже несмотря на то, что она привезла собственных охранников Андриса и Эйвалдса. Американские телохранители полюбили латвийскую леди сразу. За простоту обращения - мало кто из охраняемых ими политиков приглашал их с собой за один стол и фотографировался на память. И смелость. "Отличная у вас президент, ничего не боится", - признался мне "эсэсовец" Микелле.

Для Америки в те дни, когда там гостила президент, это и впрямь имело значение: сами американцы "небезопасно" подшучивали, что их страна еще никогда не представляла столь интересной цели для атак террористов. Практически одновременно сразу в трех городах США проводились массовые мероприятия: Нью-Йорк с его всемирным экономическим форумом, Солт-Лейк-Сити с зимней олимпиадой и Новый Орлеан с главным спортивным событием в США, где проходил розыгрыш суперкубка по американскому футболу. Так что от служб безопасности в эти дни требовалась особая бдительность, даже если распространялась она на президента маленького государства ******.

Нужные люди.

Во время частных ужинов в Вашингтоне за одним столом с латвийской первой леди оказались сенатор Кристофер Додд, член Комиссии по внешней политике сената, входящий в пятерку самых вероятных кандидатов на президентское кресло на выборах в 2004 г. от партии демократов. Рядом с ним посадили ведущего политической радиопередачи Роберта Сигела. Ему уже как-то довелось общаться с президентом в эфире, и, по его собственному признанию, говоря о НАТО, она была очень убедительной. Настолько, что позже, когда Сигел брал интервью у Путина, он довольно агрессивно осведомился у российского президента, почему тот все-таки не оставит Балтийские страны в покое. Ричард Дубин - ключевая фигура ужина, который был рядом с президентом в течение всего пребывания в Вашингтоне - имеет свои методы убеждения коллег-законодателей, и они могут оказаться очень кстати во время ратификации договора о расширении НАТО *****.

Латвия - в топе.

Ланч, который в сенате в честь президента Вике-Фрейберги закатил Американо-балтийский фонд, стал сюрпризом для сотрудников латвийского посольства. Ожидая десятка четыре гостей, в итоге они получили список из 152 фамилий, среди которых встречались и достаточно именитые люди. Кроме набора конгрессменов и сенаторов, традиционного для всех "тематических" балтийских приемов, присутствовали представители крупных компаний, имеющих вполне конкретные интересы в нашем регионе: Дон Нельсон из Philip Morris Baltics; Брюс Джексон из крупнейшей военно-промышленной компании США Lockheed Martin Corporation, получившей миллионный наряд на установку своего радара в Резекне; Кейт Смит из нефтяной Williams; ведущий топовой аналитической передачи Crossfire на канале CNN Билл Пресс, который признался Телеграфу, что имеет латышские корни. В Соединенных Штатах его заслуженно считают одним из наиболее влияющих на общественное мнение людей ******.

Человек Латвии в Техасе.

Стивен Пейн - успешный техасский предприниматель, зарабатывающий на консультациях по инвестиционным проектам. С 1999 г. представляет Латвию в своем родном штате как почетный консул. Это с его подачи теперь 18 ноября в Хьюстоне объявлено Днем Латвии. Правда, большинство горожан об этом не знают, но все равно почетно. Тот факт, что он не знает ни слова по-латышски, нисколько не мешает ему лоббировать интересы балтийского государства, в первую очередь экономические. По информации Телеграфа, Стивен находится в дружественных отношениях с вентспилсской нефтяной группировкой, что вполне понятно, учитывая портовый статус Хьюстона. Впрочем, как утверждают знающие его люди, Пейн - человек масштаба федерального, а не одного города или штата. Будучи ярым сторонником республиканских идей, в начале 90-х он работал в администрации Джорджа Буша-старшего. Но связь с президентским семейством не утратил до сих пор. Так что в лице своего техасского почетного консула Латвия приобрела редкий козырь, которым не грех будет воспользоваться и при решении политических задач.

Источник: Инна СЕКСТЕ, Телеграф

© 2010 lpp.lv